Автор Тема: Эрекционный характер реактивного движения  (Прочитано 235 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Борис Попов

  • Эксперт
  • *****
  • Сообщений: 679
  • Репутация: +7/-12
  • Пол: Мужской
  • Могут маги, я могу


      Человеку, находящемуся в здравом уме, трудно принять объяснения действия принципа реактивного движения. Формулы для мыслящего - ничто, как говорил поэт: мало ли, что можно в формулах намолоть. Существующие объяснения базируются на вере в закон сохранения импульса,  именно на вере. У любого физического закона, выраженного в математическом виде, должен быть конкретный ФИЗИЧЕСКИЙ механизм исполнения. «Кто» сохраняет, «что» сохраняет, «как»  сохраняет? Но самое главное как именно обеспечивается «СОХРАНЕНИЕ», каков его механизм? Но ответа на эти вопросы вы настоящее время нигде не найдёте, и механизм его действия обычно представляют по той же схеме, что и механизм действия «ПО-Щучьему велению». Да и кто его реально проверял экспериментально? Особенно в варианте без опор и подвесов.

       Вследствие отсутствия исследований и разработок по общей проблеме динамического равновесия большинству механиков трудно дать объяснение эффекту,  http://media.log-in.ru/rte/924f6274668b9ac860e4e9302526f0af.gif, где роль центробежной силы какое-то время для пружины  выполняет сила упругости той же пружины.

        Всем известно, что  стрельбе из пушки или винтовки соответствует явление отката или отдачи. Но,  при внимательном наблюдении за этими явлениями,  и в самую светлую голову,  не приходит мысль использовать явление отката для взлёта пушки хотя бы к облакам. Попробуйте  использовать стрельбу из автомата для передвижения на коньках по льду, получилось? А ведь между массой пули или снаряда, массой сгораемого пороха, скоростью их выброса из ствола можно  обнаружить неплохую корреляцию  по величине с аналогичными параметрами заправленной ракеты (общая масса, скорость истечения и масса сгораемого топлива за время, равное времени выстрела). Конечно, есть разница, истечение струи из дюз ракеты происходит непрерывно, но  ракета не имеет твёрдой или аэродинамической опоры. Ракета при старте имеет большую массу, порядка тысячи тонн. И далее, без аэродинамической подпорки,  движется с нарастанием скорости, полагаясь на закон сохранения импульса, которому нужно её не только толкать, но ещё и «подпирать».
       Обычный винтомоторный самолёт, благодаря аэродинамическому эффекту компенсирует вес, для этого уже при разбеге на взлётной полосе он должен набрать необходимую скорость. Далее работают пропеллеры,  по сути, загребают воздух и отталкивают его назад. Тем самым, сами отталкиваются от воздуха  и тянут себя и за собой весь самолёт  вперёд. Реактивный самолёт тоже не пренебрегает аэродинамическим эффектом. Собственно ничего таинственного, так, в принципе,  мы и сами плаваем в воде  и ходим по земле. Если нет возможности оттолкнуться от чего-либо массивного, особенно так или иначе связанного с землёй, то сдвинуться с места сложно. Причина проста. Посмотрите на рисунок. 


      Пружина не может быть сжата одной только силой F1, производимой пальцем, ибо эта сила будет равна нулю до тех пор, пока второй конец пружины  не станет опираться на какое-либо неподвижное (или достаточно массивное) тело. И только когда эта опора появится, и второй конец пружины упрётся в неё, то, под воздействием силы f1 – посланника силы F1, возникнет сила противодействия F2, и ее посланник f2, который, пройдя через пружину, окажет противодействие действующей силе F1, что и приведет к возникновению в пружине сжатия, ее упругой деформации. Деформация может возникнуть лишь при действии на тело двух внешних сил, поэтому, например, тела, движущиеся по инерции или под действием одной только силы тяготения, не деформируются.
       Было бы странным и несправедливым, если бы истекающие газы действовали на ракету, а ракета на них не действовала. Но чтобы действовать на ракету, газовая струя должна быть упругой и  сама на что-то массивное опираться.

       В 50-х годах прошлого века советский учёный Ривкинд, простреливая струю воды пулей доказал, что вода в этих условиях демонстрирует свойства твёрдого тела. Струя разлетается угловатыми осколками, которые правда очень быстро преобразуются в обтекаемые капли. Полагаю, при высоких скоростях, от скорости звука и выше, и струя газа как бы эректирует, обретает свойства твёрдого тела, а, по принципу относительности, и воздух, в который врезается струя, тоже представляется (это важно) твёрдым основанием (помостом). Если вы шмякнитесь с высоты трёхметрового трамплина о воду, то убедитесь, что жидкое и твёрдое – понятия относительные, жидкая вода может быть твёрдой. Далее смотрите рисунок с пружиной, на которую давит палец, там есть всё для понимания принципа эрективного движения.
Образно говоря, при большой скорости истечения газов их струю можно уподобить металлическому пруту, телескопически вырастающему из металлического пьедестала (воздуха), поднимающему ракету вверх как поднимается к перекладине прыгун на шесте. Далее, отбросив шест, он летит уже по инерции по баллистической траектории.

       Вот почему нет высокогорных стартов, или стартов с высоко летящих самолётов. Никто не хочет терять опору, в размен на уменьшение сопротивления воздуха. Наоборот, старты пытаются располагать ближе к экваториальной зоне, и  не из-за мифической центробежной силы, а потому что на экваторе глубина атмосферы больше, чем в наших широтах.

       А может ли ракета набирать скорость в безвоздушном пространстве, где струе газов не на что опираться?  Не знаю, не знаю - ибо не знаю, есть ли в нашем мире таковое в планетарных масштабах.

       Хорошая гипотеза всегда выходит за пределы фактов, послуживших основой для её построения.
В какой момент возникает отдача при выстреле из ружья? Последние исследования показывают, что уже после вылета пули из ствола. То есть, тут «твёрдая» струя пороховых газов – это что-то вроде бильярдного кия, который большой силой бьёт в пулю, отправляя её в цель. Не будь струя «твёрдой», она не могла бы толкать твёрдое тело. А звук от выстрела образуется в результате «трещины» в относительно твёрдом воздухе, затягивание этой трещины порождает ударную волну.

        Не все знают, что расчётные методы  на базе  математических  моделей  аэродинамики не находят причин для полёта не только у майского жука, но для обычного самолёта. Формулы, типа формулы Жуковского, с трудом «вытягивают» 10% необходимой подъёмной силы. Понятно, они же не учитывают, что разогнавшийся на взлётной полосе до большой скорости самолёт, дальше периодически ударяется о «твёрдый, но упругий»  воздух, и подскоками (прыжками)  забирается на высоту магистрального курса.